Пн05282018

Last updateЧт, 24 Май 2018 1pm

Матолиби тоза :
YJ Title Ticker - модуль joomla Joomla

ВОКУНИШ

ХИЁНАТ БА ВАТАН ХИЁНАТ БА МОДАР АСТ!

Замин–модархудои мутлақи мо – ба хотири оромию осоиши ҷони инсонҳо якмаром дар гирди меҳвари худ давр мезанад, чун модари гаҳвораҷунбон шабзиндадорӣ мекашад, ки тифлонаш қисмати нек ёбанду фирефтаи андешаҳои бофтаю тофта нашуда, дар дунёи рӯшан барои худ ҷаннат бунёд кунанд ва ҳаёти хуррам ороянд. Фарзандони некбину тарбиятдида дар ивази некиҳои ин сайёраи хушбин бо дасту дили пок ба модархудои хеш аз дилу ҷон, бо амри имону виҷдон хизмат мекунанд, то ба гулҳои даршукуфти зиндагии худ обу ғизо бахшанд.

Афсӯс, ки дар баҳору табиати нотакрори ин Замини нозпарвар хорҳои нешдор мерӯянду бӯю таровати онро халалдор мекунанд.

Банда бо ин образ фарзандони нохалаферо дар назар дорам, ки ба зодбуми худ хиёнат мекунанд, бо рехтани хуни ноҳақ замини нозанинро доғдор мегардонанд, накҳату таровати онро коҳиш медиҳанд.

Мо ин ҳарфҳоро на ба он хотир рӯйи коғаз мерезем, ки ҷанги таҳмилии солҳои навадуми асри пешини кишварро ба ёд биёрем. Сарвари давлатамон дар ин замина “Ба гузашта салавот”- гуфта буд.

Ғараз аз муқадимаи боло он аст, ки баъди гузашти ҳамон солҳои мудҳиш тоқа-тоқа нохалафон, - албатта, бо дастури хоҷагони муғризсифати худ, - ба сари маъруфтарин шахсиятҳои давлатию ҷамъиятӣ теғу туфанги террор мекашанд. Яке аз ин гуна даҳшатафканон генерали лаънатшунида Ҳалим Назарзода буд, ки бо вуҷуди мансаби баландро ишғол карданаш, зиди давлат баромад. Ӯ чеҳраи манфур ва тинати ноҷури худро 4 сентябри соли 2015 аён карда буд. Табаддулоти давлатии ин гургбачаи палангшуда чанд ҳафта фазои кишварро ноором гардонда, халқи осоиштаро ба таҳлука андохт. Хуни ноҳақи чандин нафар фарзандони Ватан дар гардани ӯст! Ду тан аз ҷавонмардони файзободии ташнаи зиндагӣ Исмоил Пиров ва Раҷабмурод Орифов қурбони “табаддулот”-и ӯ шуданд.

Ҳалим Назарзода байни кӯҳу камар ба қатл расид, ба сахтӣ ҷон ба Ҷаббор супурд.

Аз даҳшатафкании ӯ ва ғаразҳои бефосилаи хоҷагони эронии ҲНИТ собиқ қумандони ИНОТ, ҳоло соҳибкор дар ноҳияи Панҷ Ҳаким Қаландаров дар мусоҳибааш бо журналист, инчунин аъзои собиқи ҲНИТ, роҳбари ташкилоти ибтидоии ҲНИТ дар ноҳияи Шоҳмансур, номзади илмҳои таърих Иззатулло Саъдулло ва Эҳсони Ёдгор дар матбуоти ҷумҳурӣ ва маҳаллӣ (“Набзи Файзобод”) далелҳо меоранд. Терроршудагони дасти Назарзода Ҳалим Сайф Раҳимзоди Афардӣ, Муҳаммад Осимӣ, Отахон Латифӣ, Минҳоҷ Ғуломов, Юсуф Исҳоқӣ, Сафаралӣ Кенҷаев, Ҳабиб Сангинов, Ҷумъахон Ҳотамӣ шахсиятҳои шинохтаи Тоҷикистон буданд. Онҳо метавонистанд ба хизматҳои анҷомдодаашон ҳиссаи арзандатар зам намоянд.

Мо, халқи тоҷик, пас аз ҳазору чанд сол соҳиби давлати мустақил шудем. Шояд дӯстони дар нохунаки мо инро намехостаанд, ки баъди ба ивази ҷони ҳазорҳо нафар фарзандони бегуноҳи модари тоҷик аз ҷанги бародаркуши кишвар раҳо ёфтанамон ҳам бо дили пурғараз торику рӯшан, аёну ноаён ба сӯямон санг мепартоянд. Онҳо ақли фарзандони ноасли моро харидорӣ карда ба пояҳои фарҳанги дар тараққиамон теша мезананд, мехоҳанд ба сохтори имрӯза халал диҳанд. Чаро ба садои баланд нагӯем, ки дирафш ҳеҷ гоҳ ба пӯлод кора намекунад, ду-се нафар ватанфурӯш шуд, ҳазорону миллионҳо дар ҳифзи Ватан, дар сангари номуси он истодаанд, то рушду нумӯи Ватан халадор нагардаду дасти нопоке ба моҳу ситораи дурахшони ин сарзамин расоӣ надошта бошад.

Хиёнат ба Ватан хиёнат ба модар аст! Ҳар кӣ субҳашро бо ин ният оғоз мекунад, рӯзаш ба шаби тор табдил меёбад.

ҚАТЛУ ҒОРАТ АЗ ИСЛОМ НЕСТ

 

Мавзӯи омехтагии дин ба манфиатҳои шахсӣ, халал ворид намудан ба фарҳангу тамаддун ва ба нестӣ бурдани халқияту миллатҳо имрӯз миёни кишварҳои абарқудрат ва ашхоси ғаразҷӯву манфиатхоҳ яке аз ҳадафҳои аввалиндараҷа маҳсуб меёбад. Тавре тариқи воситаҳои ахбори умум огоҳ гаштаем, имрӯз дар ҷаҳони муосир абарқудратҳо бо нияти ҳукумронӣ бо ҳар роҳу восита мардуми бегуноҳро қатлу ғорат менамоянд. Чун оина рӯшан аст, ки низоъу бесарусомониҳо дар Мисру Фаластин, Сурияву Ироқ ва дигар кишварҳои мусулмоншини Ховари Миёна ҳамагӣ баҳри ба даст овардани манфиатҳои шахсист, на чизи дигар. Ақрабсифатони худхоҳ ба хубӣ маҳали неш задани худро дар синаи афроди бегуноҳ пайхас намудаанд. Онҳо дарк кардаанд, ки масъалаи эътиқоди динӣ ва қавму нажодӣ миёни сокинони кишварҳои зикршуда таҳрикдиҳандаи эҳсоси динии мардуми мусулмон аст. Ба ин хотир онҳо ҳар лаҳзаро баҳри бенизом гардонидани ин эҳсос истифода мебаранд.

Ба чи хотир? Ба хотири ба маҳалли ҷанг овардани ҷавонон ва идома додани қатлу хунрезии  бардавоми мардуми бегуноҳ.

Гурӯҳи таблиғотчиёни ба ном давлати исломӣ, ки аслан тарҳрезиаш аз кишварҳои аврупоӣ маншаъ мегирад, ҷавононро бо ҳар роҳу восита, аз ҷумла ваъдаҳои пуливу молӣ, таъмини нафақаи аҳлу аёл, зиндагии шоиставу таъмини бӯстонсаро дар мамолики пешрафта ва дигар ваъдаҳои подарҳаво шомили ҳизбу ҳаракатҳои қотилонаи хеш мегардонанд.

Мутассифона, тибқи маълумоти пешкашнамудаи мақомоти ҳифзи ҳуқуқи кишвар, миёни чунин ҷавонони ба доми фиребафтода аз диёри мо низ ҳастанд. Гарчанде қисме аз ин ҷавонон тавассути кишварҳои бегона ба доми фиреби онҳо афтода бошанд ҳам, бархе аз маҳали зисти худ шомили ин гурӯҳҳои ифротгаро гардидаанд.

Қатори дигар мубаллиғон дар кишвари мо ТЭТ ҲНИТ низ ҷавононро гумроҳ намуда, мафкураашонро аз кинаву ҳасад пур менамуд.  Акнун бинед, ки пас аз ташкилоти экстремистию террористӣ эълон гардидани ҲНИТ пайравони аршадаш ба хориҷа гурбавор фирор намуда, бархе дар ғарибиҳо мисли гурги турхӯрда уллос мезанад, қисмати дигар бошад вориди ҷангҳои Сурияву Ироқ гардидаанд. Замоне роҳбарону намояндагони ҲНИТ бо дастгирии  сарпарастони манфиатҷӯи бурунмарзиашон моҷароҷӯйи карда, зодбуми хешро ба майдони ҷангҳо табдил додан мехостанд. Маҳз бо дасти онҳо даҳҳо ашхоси  бегуноҳ кушта гардида буд. Имрӯз онҳо такрори чунин ҳодисаҳои ваҳшатборро  мехоҳанд бо дасти ҷавонони ҳамиллати худ дар дигар минтақаҳои ҷангзада  рӯи кор оваранд.  Оё чунин пиндор ва рафтори бадхоҳони онҳоро нисбат ба Ватану ҳамватанон метавон мувофиқ ва мутобиқ ба ахлоқи  ис­ломӣ донист? Албатта, не! Ҳақиқати ин  масъала ошкор аст.  Аммо барои онҳо ҳақиқат муҳим нест, зеро онҳо  ас­лан на дар пайи ҳақиқат, балки дар пайи манфиат ҳастанд.   Исломгароии онҳо на барои ислом, балки барои манфиат аст. Аммо бо далели ин ки бояд барои маблағҳои  бузурги аз сарпарастон гирифтаашон ҷавоб гӯянд, роҳи бозгашт надоранду дигаронро ба ин гирдоб ғуттавар карданиянд.

Барои  рафъи ин вабо аз миёни ҷавонон ҳамагӣ моро зарур аст, ки ба хусус дар маъвизаҳоямон моҳияти дини мубини Исломро ба ҷавонон хуб омӯзонем, то ки дар зиндагии рӯзмарраи худ ба фиребу найранги бадхоҳону хоинони миллат рӯ ба рӯ нашаванд.  Ба онҳо мушаххасан фаҳмонем, ки қатлу ғорат, дуздӣ, надониста паст задани шаъну шарафи мусалмон ва дигари амалҳои разилона аз Ислом нест. Дар ин сурат мо метавонем пеши роҳи гирифтор шудани ҷавононро аз доми фиреби хоинони миллат бигирем.

Абдуҷаббор Шарифов, имомхатиби

 масҷиди ҷомеи деҳаи Фатҳобод,

 ба номи Домулло Солеҳ.

ИСТОКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ, ОСНОВНЫЕ ДОГМАТ САЛАФИТОВИ ИХ ВЛИЯНИЕ НА ТАДЖИКСКОЙ ОБЩИНЫ В РОССИИ

 

Подъем исламистского политического движения в конце 80-х – начале 90-х го-дов во многом был обусловлен двумя важными факторами. Первый – исламская революция в Иране 1979 г., свергнувшая проамериканский шахский режим, пытав-шийся осуществить вестернизацию Ирана. Она явилась своеобразным импульсом для распространения и экспансии исламистской идеологии в мусульманском мире. Второй фактор – гражданская война в Афганистане, привлекшая тысячи мусульман со всего исламского мира в ряды муджахидов (борцов за веру), воевавших против афганского режима, выступавшего под флагом социалистической идеи, и поддержи-вавших его советских войск. Впоследствии афганские наемники-муджахиды (арабы и выходцы из других мусульманских стран) составили ядро многих радикальных исламистских группировок по всему миру. Именно после этого с начала 90-х годов на авансцену начинает выдвигаться радикальное салафитское течение.

Салафиты (от «салаф» - предки, предшественники) - общее название мусуль-манских религиозных деятелей, которые в различные периоды истории ислама вы-ступали с призывами ориентироваться на образ жизни и веру ранней мусульманской общины, «праведных предков» (ас-салаф ас-салихун).

В западной литературе для характеристики идеологии салафитов используются термины традиционализм, фундаментализм, возрожденчество.

Еще в IX в. идеи салафитов нашли продолжение со стороны ханбалитов - при-верженцев одного из четырех канонизированных суннитских мазхабов (школ), названного по имени автора этой доктрины Ахмада бен Ханбала. Ханбалитство сна-чала возникло как религиозно-политическое движение, а затем, к началу XI в., оформилось в догматико-правовую школу. Ханбалиты в своей теории и практике придерживались взглядов наиболее консервативных сторонников традиционализма (нынешние фундаменталисты), выдвинули идею очищения ислама от позднейших наслоений, выступили с отрицанием любых нововведений (бид'а) в области веро-учения и права, не имеющих прямого обоснования в Коране и хадисах. В средние века сами мусульмане называли ханбалитов салафитами.

По салафитскому учению «предками» считаются первые три поколения мусуль-ман, чье поведение следует изучать и, если это возможно, следовать их примеру. Большинство салафитов восприняли крайне ортодоксальные ультраконсервативные воззрения исламских теологов. Некоторые из них избегают политики, другие обра-щаются к джихаду. Наиболее радикальных салафитов можно считать религиозными анархистами, отвергающими законность существования национальных государств и принятых людьми законов и признающими только закон Бога.

Салафия - это призыв ориентироваться на образ жизни и веру ранней мусуль-манской общины, на создание исламского государства в качестве альтернативы за-падной модели и ее подобий в современном мире, на шариат в качестве единствен-ного закона.

Среди последователей салафии немало людей состоятельных, пользующихся по-литическим влиянием, преисполненных религиозно-политическими амбициями. Это богатые салафиты, часто занимающие влиятельные политические посты, основатели и спонсоры могущественных международных исламских организаций. Нередко они испытывают комплекс неполноценности из-за неудовлетворенного политического и мессианского честолюбия. Рядом с ними располагаются фундаменталистские идео-логи, конструирующие салафитские модели мироустройства, основанные на доми-нировании ислама.

С другой стороны, доктрина салафитов привлекательна для многих обездолен-ных мусульман, которые в повседневной жизни противостоят своим режимам, не способным разрешить экономические трудности, страдают от произвола местных властей. Для них ислам - форма (и норма) социального протеста: с помощью ислама они мечтают добиться коренного перелома ситуации к лучшему в своей стране и в своем конкретном районе.

В новое время ханбалитские идеи «обновления» ислама через обращение к сунне Пророка, борьбы с нововведениями были возрождены ваххабитами.

Ваххабиты являются сторонниками религиозно-политического движения в сун-нитском исламе, возникшего в Аравии в середине XVIII в. на основе учения Иб-н'Абд ал-Ваххаба (1703-1792). В учении ваххабизма как составной части салафизма центральное место занимают безоговорочный возврат к священным источникам ис-лама - Корану, к единобожию (таухид), необходимость очищения ислама и возрож-дения его изначальных установлений.

В результате, в Исламе возникло радикальное религиозно-политическое течение – ваххабизм. Приверженцы этого движения себя называют салафитами (то есть ис-тинными последователями праведных предшественников – саляфов). Сегодня вах-хабизм является господствующей исламской доктриной в Саудовской Аравии.

Основные догматы салафизма (ваххабизма):

1. строжайшее соблюдение таухида – безусловной веры в единого Бога, которого они представляют в антропоморфном виде (в виде существа, занимаю-щего место в пространстве, имеющего органы и части тела);

2. полное отрицание любых новшеств в религии, а также отказ признанно-го в шариате деления новшеств на языковые (которые являются новшествами лишь на словах) и религиозные (действительно подлинное внесение чего-то но-вого в религию);

3. критика коллективного таклида – следования какому-то одному мазхабу (школе признанных, традиционных богословов, разъясняющих Коран и Сунну);

4. понимание саляфов («праведных предков») при толковании имен Все-вышнего. Все атрибуты Аллаха нужно понимать без иносказаний, что приводит к буквальному их пониманию и уподоблению Всевышнего сотворенным суще-ствам.

5. Всех мусульман, которые не разделяют их убеждения, ваххабиты счи-тают заблудшими, а их крайние течения - даже неверными, немусульманами, чьи жизнь и имущество дозволены для них (что приводит к экстремизму).

В целом ваххабизм представляет собой развитие ханбалитских принципов в их крайнем выражении. По мнению некоторых авторов, ваххабиты отрицали и отрица-

ют все классические суннитские мазхабы (ханафиты, маликиты, шафииты и ханба-литы). Являясь по своей сути разновидностью салафизма (исламского фундамента-лизма), ваххабизм, тем не менее, жестко не привязан к какому-либо суннитскому мазхабу. Хотя принято считать, что салафиты-ваххабиты по своей мазхабной при-надлежности являются ханбалитами, они обращаются к исламу времен пророка как бы через голову основателей четырех мазхабов. Для ваххабизма характерны край-ний фанатизм в вопросах веры и экстремизм в практике борьбы со своими полити-ческими противниками.

Важнейшим элементом этой доктрины является специфическое представление о джихаде как непримиримой борьбе не только против язычников, но и против му-сульман, не разделяющих ваххабитские идеи. Убеждение ваххабитов в том, что их противники - «кафиры» («неверные»), даже если они формально являются мусуль-манами, оправдывает нетерпимость и жестокость по отношению к ним. Одновре-менно такой фанатизм всегда сплачивал и дисциплинировал ваххабитов, создавая религиозно-идеологическое оправдание антиисламским по своему духу и характеру действиям.

Очень важной тенденцией, также порожденной увеличением веса «суннитского терроризма», стало усиление роли салафито-ваххабитской идеологии и крайних проявлений исламистского фундаментализма, религиозные и политические установ-ки которых все чаще берут на вооружение быстро размножающиеся по всему миру экстремистские исламские организации.

Ваххабизм выступает в форме четко выраженного, ультрарадикального исла-мизма. Субсидируется это движение саудовским режимом. Ваххабизм является официальной идеологией в Саудовской Аравии. Он пользуется влиянием среди му-сульман Катара, Кувейта, ОАЭ и др. стран.

Со временем ваххабизм вышел на международную арену. Эта деятельность ак-тивизировалась в 1980-х гг., в период перестройки и гласности в СССР, и использо-валась для дестабилизации ситуации в Центральной Азии, на Кавказе и в других ре-гионах страны.

Ваххабиты отрицают возможность посредничества между Великим Создателем и человеком, выступая против суфизма (учения о способах очищения сердца чело-века и искреннего соблюдения им религиозных заповедей с помощью учителя-духовного наставника).

В самой Саудовской Аравии, которая в течении многих лет является союзником США в регионе, власть и духовенство начали отмежеваться от радикальных салафи-тов-джихадистов. В связи с этим, возможно, с их подачи также была распространена идея, отрицающая единство ваххабизма и салафизма. Следует отметить, что Саудов-ская Аравия на протяжении ХХ века не только вырастила огромную армию салафи-тов, но и успешно экспортировала салафизм по всему миру.

Если изначально салафиты отказывались от участия в политике, то сейчас они направляют свою деятельность в различных странах мира на эти цели. Например, Саудовская Аравия тратит громадные деньги на распространение по всему миру са-лафизима как политико-идеологического фактора.

В подтверждение необходимости борьбы за возврат к первоначально-му, подлинному исламу» и создание «исламского государства» исламисты наиболее

часто цитируют видного мусульманского идеолога Таки ад-Дин Ахмада Ибн Тай-мийю (1263-1328). В одной из своих фетв он подтверждал на основании айята из Корана (5:49) возможность «объявления джихада правителю-тирану, управляюще-му государством не в соответствии с шариатом». Такие высказывания, в частности, использовались радикальными течениями исламизма для оправдания вооруженной борьбы с правящими режимами, которые они считали «неверными».

Многие критики современной формы салафизма приводят главный аргумент против их агрессивной деятельности: в Коране говорится неоднократно о том, что если бы Всевышний хотел, чтоб все были мусульманами, то все были бы мусульма-нами. Если есть другие люди, значит, так было угодно Аллаху.

Возраст молодых салафитов – джихадистов от 18 до 30 лет. Большинство из них люди со средним образованием. Есть и с высшим, но богословским – исламским об-разованием.

В отличие от старшего поколения идейных салафитов, которые мирно распро-страняли свои идеи в мечетях, в религиозных школах, медресе и университетах, мо-лодые салафиты в социальных сайтах политизировались не только идейно, но и вы-работали свои враждебные позиции по отношению других религиозных партии и организации всего мусульманского мира. Таким образом, в онлайн пространстве по-степенно формировалось молодежное джихадистское направление салафизма, кото-рое постепенно выходило на улицу, чтобы реализовать свои идеи вооруженным пу-тем.

Эти молодые люди, проведя некоторое время в социальных сайтах интернета, где очень сильно действует пропаганда салафитской идеологической машины на умы всех мусульман, постепенно становятся потенциальными салафитами – джиха-дистами. Идеология молодых салафитов – джихадистов – это всемирный священный джихад против неверных в рамках будущего Всемирного Халифата. Салафитско - джихадистская идеология только начала реализоваться, ее перспективы пока еще непрогнозируемые.

Первые из сторонников течения «салафизма» появились в Таджикистане еще в конце 90-х. Впервые о появлении "Салафитов" в Таджикистане публично заявил еще экс-министр внутренних дел Хумдин Шарипов в январе 2006 года. "Привер-женцы этого движения уже зафиксированы на севере страны. Компетентные органы страны располагают всеми данными об экстремистской направленности идеологии "Салафия", а также о связях этого движения с террористической сетью Усамы бен Ладена", - заявил он тогда.

Из религиозных деятелей одним из первых о проблеме салафитов в начале 2008 года публично высказался сенатор Маджлиси Оли Ходжи Акбар Тураджонзода.

По его мнению, - «Салафиты имеются преимущественно в нескольких крупных городах. В кишлаках, районах, в сельской местности их почти нет. Руководители са-лафитов в Таджикистане - молодые люди, которые учились в крупных исламских учебных заведениях. В этих учебных заведениях позиции салафитов очень сильны. По моим данным, этих студентов во время учебы финансировали различные обще-ственные организации, в основном из арабских стран - они платят за учебу, прожи-вание, выплачивают стипендию. Эти организации зачастую имеют поддержку с За-пада. После возвращения на родину, некоторые выпускники этих вузов, ставшие идейными последователями "Салафии", продолжают проповедовать свои идеи. По

моим данным, в Таджикистане насчитывается до нескольких тысяч последователей движения.

Салафиты особо антагонистически настроены против шиитов и исмаилитов. Они считают их кафирами, т.е. не мусульманами. И не считают их братьями по вере. Они считают, что в этих течениях много суеверий и ненужных традиций и их необходи-мо очистить.

Анализируя их деятельность не только в Таджикистане, но и во всем исламском мире, можно сделать вывод, что за подобными взрывоопасными силами обязательно стоят какие-либо спецслужбы.

Почему сейчас они так резко высказываются в адрес шиитов? Не стоят ли за этим непримиримые противоречия Запада с Ираном?

"Салафия" - это движение преимущественно молодых людей. Средний возраст салафитов в Таджикистане - 30 лет. Сейчас есть все предпосылки считать, что в Та-джикистане салафитов неплохо финансируют из заграницы. Полуграмотных моло-дых, но талантливых людей, способных повести за собой других, приглашают и платят им хорошие деньги - по 300-400 долларов в месяц. Кроме того, они выпуска-ют десятки книг, переводят труды салафитских лидеров и теологов на таджикский язык и бесплатно распространяют их».

Из лекции проповедника таджикских салафитов (Мухамадди), записанной на диск:

О шиитах

"…Зачем мне братья из Ирана? У нас 7 миллионов - мусульмане. Более поло-вины - мужчины. Если 1,5 млн. дети, 1 млн. в России, то 1 млн. в Таджики-стане. Из них на пятничный намаз являются 225 тысяч мужчин. Где остальные 775 тысяч? Если эти 775 тысячи суннитов негодны ни к чему, то зачем нам они?"

Об исмаилитах

"Сегодня кроме имамитских шиитов, к нам пожаловали исмаилиты. Фарид Дафтари (имеется в виду Фархад Дафтари, автор "Истории исмаилизма"- прим. ред.) написал книги. Идите, прочитайте. Братья ли они? Что они говорят о нас? Когда исмаилиты, т.е шииты взяли власть в Египте, они убили 35 тысяч исламских предводителей и улемов! Почему убили? Почему тогда не сказали: давайте объединимся, братья? Сегодня шииты Ирана призывают своих сунни-тов объединиться? Многие из вас были в Захидане, (суннитский центр Ирана) и вы видели, едины ли сунниты и шииты…"

В июле 2008 года руководитель религиозной организации "Салафия" Таджики-стана Мухамади Рахматулло и его заместитель Саидбурхони Шариф встретились в Москве с руководителем ООД «Таджикские трудовые мигранты» Кароматом Шари-повым. Мухаммади Рахматулло, тогда говорил, что членами "Салафии", стали 20 тысяч граждан Таджикистана. С 2001 года "Салафия" активно проводит свою мис-

сионерскую деятельность. По словам М. Рахматулло, за это время представители "Салафия" посетили крупные регионы Российской Федерации, где используется труд таджикских мигрантов.

В 2009 году их деятельность была объявлена вне закона, а в 2014 году Верхов-ный суд признал течение экстремистским.

В середине 2016 года в Таджикистане заметно изменилось отношение вла-стей к последователям течения "Салафия", ранее его считали чуть ли не са-мым опасным из всех движений и организаций, сегодня его сторонников от-пускают на свободу.

О том, что члены экстремистских течений, запрещенных в Таджикистане, добро-вольно признавшие свою вину и искренне раскаявшиеся, будут освобождаться от уголовной ответственности, было объявлено еще в 2014 году. В 2014 году в Уголовный кодекс были внесены соответствующие изменения и дополнения.

Сегодня за участие в экстремистском сообществе Уголовный кодекс Таджики-стана предусматривает до 5 лет лишения свободы, а за вербовку в экстремистские организации -наказание до 12 лет.

В мае 2016 года были массово "помилованы" салафиты — "десятки признавших свою вину последователей запрещенного в стране движения "Салафия" освобожде-ны от уголовной ответственности".

Судя по сводкам МВД, именно эти движения «Салафия» имеют больше количе-ство последователей в РТ и чаще других попадают в поле зрения правоохранитель-ных органов. Таджикские эксперты тогда утверждали, что у многих салафитов после этой акции «помилования» появится вера в то, что они имеют влиятельных зару-бежных покровителей, с которыми в Душанбе вынуждены считаться.

И дальше они продолжают: «А хозяева у них действительно очень влиятельные.

Катар и Саудовская Аравия — главные проводники американской политики в исламском мире. Во всех современных войнах в исламском мире, начиная от Афганистана и кончая далекой Африкой, везде можно увидеть руку Эр-Рияда и Дохи. А за ними торчат уши американского президента Барака Обамы".

Таджикские эксперты считают, что возможная амнистия или прощение салафи-тов Таджикистана вынужденная, тактическая мера и не более.

Они утверждают, что смягчив отношение к салафитам, власти Таджикистана де-лают жест доброй воли, и тем самым, показывают главным мировым оплотам сала-физма — Саудовской Аравии и Катару, что Душанбе готов к более тесному сотруд-ничеству с ними. Сближаясь с салафитскими государствами, официальный Душанбе может преследовать две цели. Во-первых, смягчив свое отношение к таджикским салафитам, надеется на финансовую помощь богатых нефтяных стран — Саудов-ской Аравии и Катара. В условиях нарастающего кризиса для Таджикистана это

очень важный момент. Во-вторых, сближаясь с салафитами, Душанбе дает понять, что дистанцируется от своего давнего партнера — шиитского Ирана.

Известно, что Иран и Саудовская Аравия уже на протяжении многих десятиле-тий ведут борьбу за лидерство в исламском мире. Вероятно, в Душанбе решили вос-пользоваться этим противостоянием, чтобы извлечь не только политическую, но и финансовую выгоду продолжают эксперты.

По некоторым источникам работа среди таджикских студентов со стороны тех, которые проходили службу в составе ограниченного контингента СССР в Афгани-стане и были заряжены американской пропагандой, была начата еще в 1987 году в факультете журналистики и таджикской филологии ТГУ им В.И. Ленина. Им тогда пропагандировали националистическими идеями и антисоветскими настроениями. Поэтому среди молодежи стали очень популярными поэты, писатели и другие пред-ставители интеллигенции, воспевающие национальные идеи и исторические ценно-сти. Знание таджикского-дари языка со стороны пропагандистами «реформистских идей», позволяло им оказать мощное влияние на умах молодежи. После этого по-явились «Телевизионный клуб ру ба ру», закон «О таджикском языке», создание движения «Растохез», события февраля 1990 года, выход на авансцену исламских сил, создание Партия исламской возрождении Таджикистана и дальше события ап-реля до ноября 1992 года и гражданской войны.

Часть нынешних борцов выступающие за распространение идеи «Салафия», то-гда в тех далеких, конца 80-х годов были студентами факультета журналистики и таджикской филологии ТГУ им. В.И. Ленина. Фирдавс Нурилиев, Мухаммад Розик Неъматзода, Хилватшо Ходжаев и Аъзамшои Ширговади тогда обучались в одном курсе этого факультета.

Начиная, с 1994 года Мухаммадёсином Назаровым была начато отправка сту-дентов из Таджикистна в Университет Аль-Азхар в Египет и далее каждый год им отправлялись от 10 до 15 студентов в этот же университет и исламских вузах других государств.

Наши «герои» Фирдавс Нуралиён, Амри Нур и Мухаммад Розик Неъматзода и многие другие затем в конце 90-х годов обучались в Университет Аль-Азхар в Каи-ре, и долгое время находились там.

После достижения Соглашения о мире и национального согласия в Таджики-стане в 1997 году через год уже по государственным квотам М. Назаров сам с боль-шой группой паломников побывал в Мекке и во время регистрации там представля-лись как верующие «Салафитского мазхаба». В последующие годы таким же обра-зом из государственных квот им же отправлялись в хадж большое количество дру-гих «желающих,» с частичной оплаты поездок в Мекку.

В начале 2000 г.г. студенты из Египта и других стран начали возвращаться и ча-стично выезжали в Россию в основном в Москву для «поиска работы». Черкизов-

ский рынок стал для пропаганды течения «Салафия» очень плодородной почвой. После закрытия Черкизовского рынка в 2012 года они уже распространялись по дру-гим рынкам Москвы и других городов России. В последующем многие из них при-обрели свои дома и квартиры в Тверской, Калужкой, Владимирской и многих дру-гих областей и городов России. Уже дети мигрантов первой поколении выросли и становятся «салафитами». Многие таджикские трудовые мигранты, которые впер-вые оказываются в России, сразу же попадают под влиянием таких радикальных ре-лигиозных течений.

По долгу своей работы я в течение 10-12 лет постоянно общался с трудовыми мигрантами из Таджикистана. Начиная с 2005 г. и после я наблюдал, как постепенно усиливается уровень религиозной восприимчивости, среды таджикской молодежи в Москве и других регионов РФ. Видимо уже тогда эмиссары различных религиозных течений, в том числе «Салафия» и ПИВТ начали свою активную работу среди та-джикской молодежи в РФ.

В основном я находился в тесном отношении с выходцами из Согдийской обла-сти, в особенности Исфаринского района, районами республиканского подчинения и выходцами районов ГБАО. По моим наблюдениям усиления влияния религиозных течений наиболее ярко наблюдается среди выходцев Исфаринско, Матчинского, Гармских группа районов и Ванчского района ГБАО.

Вывод

Кроме строжайшего соблюдения таухида – безусловной веры в единого Бога, та-джикские салафиты полностью отрицают любых новшеств в религии, а также отказ признанного в шариате деления новшеств на языковые (которые являются новше-ствами лишь на словах) и религиозные (действительно подлинное внесение чего-то нового в религию). Они также не признают светские законы общества и традиций. Отсюда полное отрицание светской власти и политической системы, что подразуме-вает ее смены, на религиозной. Пытаются на страницах социальных сетей интернета общаться на местных диалектах, чтобы быстрее нашли общий язык со своими под-опечными и этим усиливают регионализм и местничества в Таджикистане. В угоду своих покровителей салафиты категорически отрицают доисламской истории та-джикского народа, категорически не воспринимают советский период нашей исто-рии, для них все те, кто не разделяет их мировоззрение кафиры и мунофики, по-всюду выступают против русского языка и разжигают межнациональную рознь между таджикским и русским народом, выступают против интересов России, злост-но нарушая светские законы пытаются создать национально-религиозные анклавы в РФ и жить по своим «Салафитским» религиозным законам.

Поэтому незамедлительно следует выработать план по предотвращения даль-нейшего расползания идеи «Салафия» и других радикальных исламских течений среди выходцев Таджикистана в России.

Бознашр аз сомонаи «Центразия.ру»

ТОҶИКИСТОН – МАҲДИ ТАМАДДУН, НАМОД АЗ СУЛҲ, СУБОТ ВА ТАВСЕА ДАР МИНТАҚА

 

(Сафаргуфтаҳои равшанфикри афғонистонӣ

Мақола тавассути муҳандис Эҳсонулло Ҳомӣ, шаҳрванди Афғонистон аз натиҷаи сафараш ба Ҷумҳурии Тоҷикистон нигошта шудааст.)

 

Навиштаи мазкур натиҷаи сафари чандрӯзаи камина ба кишвари дӯст ва ҳамсояи некамон – Тоҷикистон мебошад, ки барои хонандагони азиз ҷиҳати шинохти бештар аз ин ҳамсоякишвар муфид аст. Кишвари Тоҷикистон бо он, ки мисли кишварҳои дигар, таъми талхи рӯзгорро дар бистари такомули таърихии худ чашида, аммо бо он ҳам мардумони ин сарзамин бо дароят ва фаҳми олӣ, сиёсатмадорони он бо роҳбарии хирадмандона бо пешинаи фарҳангии бузурги мамлу аз корвони тамаддун ва пешрафт, бо заҳмати шаборӯзиашон дарахти тануманди инкишоф, тараққӣ,сулҳ ва таъолиро, ҳамвора пурбор ва бо самар доштаанд.

Тараққӣ ва пешрафти Тоҷикистон, ки дар миёни кишварҳои ҳамсояи худ, улгу ва намуна мебошад, марҳуни талошҳои пайгиронаи мардумони некхоҳ ва некписанде аст, ки бо хушбахтӣ, беҳрӯзӣ ва пешрафти кишварашон, меандешанд.

Тоҷикистон на танҳо дар эҷоди сулҳ барои худ, ки ҳатто барои таъмини сулҳ дар минтақа низ дастовардҳои чашмгире доштааст. Бистари фарҳангӣ, боварҳои инсондӯстона, рафторҳои ахлоқӣ ва иҷтимоӣ, мардуми тоҷик хушунатситез ва сулҳталаб мебошад.

Шодӣ, тараб, сурур ва беҳҷат(шодмон шудан, зебоӣ), таҳаммул, тасомух ва мадоро аз фарҳанги дерпойи мардуми Тоҷикистон мебошад, ки насл андар насл, ба мерос монда, имрӯза ба унвони яке аз кишварҳое, ки сулҳи куллро ба таҷриба гирифта, шинохта мешавад.

Раҳбарии хирадмандонаи Ҷумҳурии Тоҷикистон ҳамон гуна, ки дар ростои таҳқиқи сулҳ ва амният барои кишвараш талоши бедареғ намуда, барои сулҳу салоҳи ҷаҳонӣ ҳам аз ҳар гуна талош дареғ наварзидааст.

Вазъияти имрӯзи кишвари Тоҷикистон, ки мардумони он дар сулҳ ва амнияту рифоҳ умр ба сар мебаранд, бароянди мудирияти солим ва кишвардории Ҷалолатмаоби муҳтарам, Пешвои Миллат, Асосгузори сулҳу ваҳдати миллӣ, Президенти Тоҷикистон Эмомалӣ

Раҳмон, мебошад, Президенте ки ба манофеъ, рифоҳ ва осоиши мардум ва сулҳи ҷаҳонӣ меандешад.

Зебоиҳои мунҳасир ба фарди Тоҷикистон ва амнияту рифоҳи ҳоким бар ин кишвар, сабаб шудааст, солона ҳазорҳо гардишгари хориҷӣ, ба ин кишвар бираванд ва бо дидани манзараҳои зебо, табиати гуворо, мардумони некхоҳ ва фазои сулҳомез, барои лаҳазоте осудахотир бошанд.

Гиромидошт аз идҳои миллӣ, таърихӣ ва фарҳангӣ дар миёни мардум аз суннатҳои нек ва арзишманде аст, ки фазои зиндагиро мусолиматомез ва зинда нигоҳ доштани фарҳанги пурбори як ҳавзаи тамаддуниро, ба тасвир мекашад.Тоҷикистон ҳамон гуна, ки зодгоҳ ва хостгоҳи Наврӯз аст, меросдор ин фарҳанги азим ҳам мебошад, ки шукӯҳи баргузории Наврӯз дар Тоҷикистон, пайвандҳои бузурги отифиро миёни ворисони аслии як ҳавзаи фарҳангӣ ва тамаддунӣ барқарор мекунад ва ҳамасола ҳаққи ин мероси фарҳангӣ, тавассути мардуми тоҷик ба некӣ адо мешавад.

Ҳукумати Тоҷикистон, ки дар баргузории Наврӯз - ин фарҳанги дерпо, саромад ва пештоз аст, бо иҷрои маросими нишотовар, фараҳбахш, иҷрои консертҳо, даъвати меҳмонон, суруру шодмонӣ ва даҳҳои расму ойини дигарро, ки ҳам дарси сулҳу сафо ва самимият дорад, дар маросими Наврӯзи Тоҷикистон баргузор менамояд.

Мардуми Тоҷикистон дар канори соири хубиҳои инсоние ки доранд, мардуми меҳмоннавозанд. Ҳамасола меҳмонони зиёде ки аз кишварҳои мухталифи ҷаҳон, ҷиҳати сайёҳат ва ё иштирок дар рӯзҳои миллӣ ва фарҳангӣ ба ин кишвар меоянд, миннатдори бархӯрди нек ва меҳмоннавозиҳои мардуми тоҷиканд. Гардишгарони хориҷӣ ва меҳмонон зимни хушҳолӣ аз меҳмоннавозии мардуми Тоҷикистон, хотираҳои шириниро низ бо худ мебаранд.

Шаҳри Душанбе яке аз зеботарин шаҳрҳо дар ҳавзаи Осиёи Миёна мебошад, ки аз амнияти комил бархӯрдор буда ва дараи Варзоб, ки яке аз сарсабзтарин дараҳо дар ин шаҳр мебошад, ки бо доштани обу ҳавои гуворо таваҷҷуҳи ҳар раҳгузарро ба худ ҷалб мекунад. Ҳамин гуна Суғд аз вилоятҳои зебо ва дидании Тоҷикистон мебошад, ки бо доштани табиати зебо, фабрикаҳои бузургеро дар худ дорад ва ба ҳамин тартиб, шаҳрҳои Кӯлоб ва Бохтар, Ҳисор ва вилояти Бадахшони Тоҷикистон, аз табиати зебову гуворо бархӯрдоранд.

Дар кулл, ҷуғрофиёи Тоҷикистон бо доштани шаҳрҳои зебо, манзараҳои диданӣ, табиати гуворо, фазои самимият, амнияти комил,

мардумони меҳмоннавоз ва бархӯрди самимона бо меҳмонон ва сайёҳони берунӣ, аз ҷумла аз кишварҳои камназир дар сатҳи ҷаҳон мебошад.

Афғонҳои муқими Тоҷикистон ҳамвора аз рафтори шаҳрвандони ин кишвар, изҳори хушӣ ва ризоят мекунанд, онон ба соддагӣ метавонанд, ба фаъолиятҳои бозоргонӣ, бипардозанд. Рафтору ва равияи неки шаҳрвандон, полис ва умуман мардуми Тоҷикистон, сабаб шудааст, бозаргонони афғон дар бозорҳои ин кишвар ба фаъолияти густурда даст бизананд ва ҳеч гуна ҳаросе ҳам надошта бошанд.

Сарзамини Тоҷикистон, зодгоҳи шоирон, фарҳангиён ва андешварзон будааст. Шоирони номдор ба адабиёти оламшумули тоҷикӣ - порсӣ, шукӯҳ ва ҷалоли ҷолиб зам кардаанд. Бо ин пешинаи фарҳангӣ ва тамаддунӣ, Тоҷикистон аз нодир кишварҳое ҳаст, ки соҳиби як Ҳукумати нерӯманд ва қонунмадор ба раҳбарии хирадмандонаи Ҷалолатмаоби муҳтарам, Президент Эмомалӣ Раҳмон мебошад.

Қонун дар саросари ин кишвар болои мардум яксон татбиқ мешавад ва мардум дар партави қонун ва Ҳукумати посухгӯ, ба зиндагии мусолиматомези худ идома медиҳанд.

Бо он, ки аз Истиқлоли ин кишвар, 26 сол мегузарад, аммо таҳти раҳбарии волои Президенти ин мамлакат, ба қуллаҳои шомих аз тараққӣ, ва пешрафт даст ёфтааст ва барои фарди тоҷик, заминаитаълиму тарбия, кор ва иштиғол,фароҳам гардида ва мардум нисбат ба Ҳукумат, розӣ ва ба нисбат ба ояндаи худ, умедвор мебошанд.

Мардуми тоҷик ба Раиси Ҷумҳури ин кишвар, ба унвони Пешвои Миллат, нигоҳ мекунанд. Пешвое, ки зиндагии мардуми тоҷикро сару сомон бахшида ва аз бебанду борӣ, хушунат ва фақру бекорӣ, ҷилавгирӣ кардааст.

Бароямон ҳувайдо гашт, ки Пешвои Миллати тоҷикон, ҷаноби Эмомалӣ Раҳмон, умри азизи хешро дар рози хидмати содиқона ва пешрафт,тараққӣ, сулҳ, субот, сарф карда ва тӯли умри гиромиашонро, аз Худованди манон, таманно медорем.

Ва дар охир, мақолаи хешро бо як шеър аз шоири номдори шимоли Афғонистон, Муҳаммадшарифи Искандарӣ, ба поён мебарам:

Тоҷикистони азиз, ҳар кӯҳсорат, дилфиреб,

Рост гӯям, гулшану боғу баҳорат, дилфиреб.

Раҳмати Ҳақ бодо ба ҳамчу ту, ки тухме бикишт,

Зодони шахси ғаюру бовиқорат, дилфиреб.

Аз Душанбе то Хуҷанд аст, водии зебои ту,

Қиссаҳои нағзу ширин аз диёрат, дилфиреб.

ХИЁНАТ БА ВАТАН ХИЁНАТ БА МОДАР АСТ!

         --- ДУНЁИ АНДЕША ---

 

Замин–модархудои мутлақи мо – ба хотири оромию осоиши ҷони инсонҳо  якмаром дар гирди меҳвари худ давр мезанад, чун модари  гаҳвораҷунбон шабзиндадорӣ мекашад, ки тифлонаш қисмати нек ёбанду фирефтаи “андешаҳои” бофтаю тофта нашуда, дар дунёи рӯшан барои худ ҷаннат бунёд кунанд ва ҳаёти хуррам ороянд. Фарзандони некбину тарбиятдида дар ивази некиҳои ин сайёраи хушбин бо дасту дили пок ба модархудои хеш аз дилу ҷон, бо амри имону виҷдон хизмат мекунанд, то ба гулҳои даршукуфти зиндагии худ обу ғизо бахшанд.

Афсӯс, ки дар баҳору табиати нотакрори ин Замини нозпарвар хорҳои нешдор мерӯянду бӯю таровати онро халалдор мекунанд.

Банда бо ин образ фарзандони нохалаферо дар назар дорам, ки ба модархудои  мутлақи худ хиёнат мекунанд, бо рехтани хуни ноҳақ замини нозанинро доғдор мегардонанд, накҳату таровати онро коҳиш медиҳанд.

Мо ин ҳарфҳоро на ба он хотир рӯйи коғаз мерезем, ки ҷанги таҳмилии солҳои навадуми асри пешини кишварро ба ёд биёрем. Сарвари давлатамон дар ин замина “Ба гузашта саловот”- гуфта буд.

Ғараз аз муқадимаи боло он аст, ки баъди гузашти ҳамон солҳои мудҳиш тоқа-тоқа нохалафон, - албатта, бо дастури хоҷагони муғризсифати худ, - ба сари маъруфтарин шахсиятҳои давлатию ҷамъиятӣ теғу туфанги террор мекашанд. Яке аз ин гуна даҳшатафканон генерали лаънатшунида Ҳалим Назарзода буд, ки бо вуҷуди мансаби баландро ишғол карданаш, зиди давлат баромад. Ӯ чеҳраи манфур ва тинати ноҷури худро 4 сентябри соли 2015 аён карда буд. Табаддулоти давлатии ин гургбачаи палангшуда чанд ҳафта фазои кишварро ноором гардонда, халқи осоиштаро ба таҳлука андохт. Хуни ноҳақи чандин нафар фарзандони Ватан дар гардани ӯст! Ду тан аз ҷавонмардони файзободии ташнаи зиндагӣ Исмоил Пиров ва Раҷабмурод Орифов қурбони “табаддулот”-и ӯ шуданд.

Ҳалим Назарзода байни кӯҳу камар ба қатл расид, ба сахтӣ ҷон ба Ҷаббор супурд.

Аз даҳшатафании ӯ ва ғаразҳои бефосилаи хоҷагони эронии ҲНИТ собиқ қумандони ИНОТ, ҳоло соҳибкор дар ноҳияи Панҷ Ҳаким Қаландаров дар мусоҳибааш бо журналист, инчунин мақолаи аъзои собиқи ҲНИТ, роҳбари ташкилоти ибтидоии ҲНИТ дар ноҳияи Шоҳмансур, номзади илмҳои таърих Иззатулло Саъдулло ва мақолаи Эҳсони Ёдгор, ки дар матбуоти ҷумҳурӣ ва маҳаллӣ (“Набзи Файзобод”) далелҳо меоранд. Ҳаким Қаландаров мегӯяд, ки ду эронӣ дар хонаи Абдуллои Нурӣ аз хусуси ба Ҳоҷӣ Ҳалим (Ҳалим Назарзода) додани як миллион (!) доллар ба устод Нурӣ хабар додаанд. Ҳ.Қаландаров ҷойи дигар зикр мекунад, ки Ҳоҷӣ Ҳалим “дар ҳавлии корхонаи нонпазиаш 400-500 нафарро ҷамъ оварда мусаллаҳ карда буд”. 

Терроршудагони дасти Назарзода Ҳалим, аз ҷумла Сайф Раҳимзоди Афардӣ, Муҳаммад Осимӣ, Отахон Латифӣ, Минҳоҷ Ғуломов, Юсуф Исҳоқӣ, Сафаралӣ Кенҷаев, Ҳабиб Сангинов, Ҷумъахон Ҳотамӣ шахсиятҳои шинохтаи Тоҷикистон буданд. Онҳо метавонистанд ба хизматҳои кардаашон хизматҳои арзандатар зам намоянд.

Мо ба мардуми Эрон хешии забонӣ дошта, ба ин хотир муносибати самимонаи дӯстона мепарварем. Ба руҳонияти Хоҷа Ҳофизу Шайх Саъдӣ, Фирдавсии бузург, ки зодагони ин сарзамин буда, ҳамчун классикони адабиёти форс-тоҷик  писандида мешаванд, ба Эрон бо назари неку дили пок менигорем. Медонем, ки турбати Хайёми фалсафасарои мо дар Нишопур ба зиёратгоҳи ин халқ табдил ёфтааст. Мо бошем, ба Мир Алии Ҳамадонӣ ихлосу эҳтироми хоса нишон медиҳем. Воқеан, шахсиятҳои бузург чун Мир Саид Алии Ҳамадонӣ ба миллату маҳал ва мазҳаби алоҳида  маҳдуд нестанд. Пас чаро ёрони  носипоси мо барои аз байн бурдани фарҳанги ҳазорсолаҳои халқи тоҷик дасту остин бар зада, ба ин кор маблағ ҷудо мекарда бошанд?! Кош арвоҳи Саъдию Ҳофизу Хайём дар хоби ин тоифа инсонҳо ба сурати аждаҳо дарояду талхакафашон кунад!

Дар расонаҳо номи Абдуллои Нурӣ ба бадӣ зикр мешавад. Кас дар ҳайрат мемонад: шахсе, ки дар музокираҳои расмии байни ҳукумату неруҳои мухолифин аз хонавайронии фарзандони модари тоҷик, хору залиливу овораю саргардониҳои “муҷоҳидин” бо дилсӯзӣ ҳарф мезад, ин қадар дилсардона рафтор доштааст!

Мо, халқи тоҷик, пас аз ҳазору чанд сол соҳиби давлати мустақил шудем. Шояд дӯстони дар нохунаки мо инро намехостаанд, ки баъди ба ивази ҷони ҳазорҳо нафар фарзандони бегуноҳи модари тоҷик аз ҷанги бародаркушии кишвар раҳо ёфтанамон ҳам бо дили пурғараз торику рӯшан, аёну ноаён ба сӯямон санг мепартоянд. Онҳо ақли фарзандониноасли моро харидорӣ карда ба пояҳои фарҳанги дар тараққиамон теша мезананд, мехоҳанд ба сохтори имрӯза халал диҳанд. Чаро ба садои баланд нагӯем, ки дирафш ҳеҷ гоҳ ба пӯлод кора намекунад, ду-се нафар ватанфурӯш шуд, ҳазорону милёнҳо  дар ҳифзи Ватан, дар сангари номуси он истодаанд, то рушду нумӯи Ватан халадор нагардаду дасти нопоке ба моҳу ситораи дурахшони ин сарзамин расоӣ надошта бошад.

Хиёнат ба Ватан хиёнат ба модар аст! Ҳар кӣ субҳашро бо ин ният оғоз мекунад, рӯзаш ба шаби тор табдил меёбад.

 

Маъруфи МАРОФЕЪ,

 рӯзноманигор.